ЭЛЕКТРОЛИЗ ДОВЕРИЯ

ЭЛЕКТРОЛИЗ ДОВЕРИЯ

АНДРЕЙ МИЛЛЕР

Советник по развитию бизнеса в группе компаний по возобновляемой энергетике Baltic Wind, Германия. Член Клуба Горчакова и регулярный участник германо-российских общественно-политических проектов.

В конце ноября, в закрытом режиме, по телемосту между Москвой и городами Германии прошли очередные, вот уже XXIV Потсдамские встречи. Встречи когда-то ключевых фигур российской политики, кого поколение миллениалов помнит разве что по увиденным в детстве выпускам политических новостей, – с их не менее в своё время ключевыми и влиятельными коллегами из Германии. Несмотря ни на что, соратники Гельмута Коля и Герхарда Шрёдера не растеряли веру в крепкие двухсторонние отношения Германии и России и возрождение сильной Европы версии «Путин – Шрёдер – Ширак – Берлускони».

Форум, учреждённый ещё при участии первого и последнего президента СССР Михаила Горбачёва, не первый год служит местом для диалога тех, кто всё ещё надеется и задаётся вопросом, что делать, применительно к отношениям России и Запада, России и ЕС, России и Германии. Постоянно двигаясь по кругу взаимных обвинений, отсылов к Минским договорённостям, сбитым самолётам, а с недавнего времени – особенностям обмена веществ внесистемных оппозиционеров, стороны констатируют глубокий политический кризис. Несмотря на отсутствие ясных перспектив в обозримом будущем, участники сходятся на неизбежности сотрудничества по ряду ключевых направлений, жизненно необходимых для благополучного существования каждой из стран. Направлений этих, благодаря тому же политическому кризису, с каждым годом всё меньше, а главным и самым устойчивым из них, подобно общей аорте сиамских близнецов – неизменно остаётся тема энергетики.

Нельзя сказать, чтобы тёмные времена вдруг наступили в 2014 г., а до того было исключительно многолетнее взаимное благоденствие вокруг нефте- и газопроводов, кульминацией которого стало строительсво «Дружбы». Нападки из-за океана, финансовые санкции и технологическое эмбарго сопутствовали российско-германскому партнёрству в энергетической сфере с разной силой, но всегда. Достаточно вспомнить запрет на поставку в СССР нефтегазового оборудования и труб большого диаметра по уже заключённым контрактам. Тем не менее в воздухе всё отчётливее ощущаются начавшиеся необратимые изменения и возникает понимание того, что вряд ли когда-то всё снова будет «как раньше». Зажатая между молотом и наковальней Европа, а больше всего – Германия, с одной стороны, постоянно подвергается давлению со стороны Штатов за продолжение энергетического сотрудничества с Россией, а с другой – пока относительно успешно противостоит агрессивному экономическому интересу только что появившихся заокеанских газовиков. В борьбе за самый привлекательный в Европе энергетический рынок последние во что бы то ни стало стремятся заставить ЕС сесть на иглу дорогого американского СПГ. В итоге Германия пытается достроить через море на востоке выгодный, но неприемлемый для трансатлантической политики «Северный поток – 2», а через море на севере в угоду трансатлантической политической конъюнктуре строит невыгодный терминал по хранению и регазификации заокеанского СПГ. Националистически настроенная финансовая и промышленная элита Германии непублично и негромко выражает протест, что походит на шуршание традиционной парламентской фиги в кармане. Но протест с каждым месяцем нарастает и материализуется не только и не столько в ориентации на декарбонизацию, но и в принятии той самой водородной стратегии и пакета целей по обеспечению электромобильности и возведению соответствующей инфраструктуры.

Читайте также  Особенности Брекзита

Казалось бы, постепенный отказ Германии и остальной Европы от газа оставляет ни с чем противоборствующие стороны, сражающиеся за платёжеспособный энергетический рынок ЕС. Это существенно портит карты российским сырьевым компаниям и дарует Европе ту самую вожделенную энергетическую независимость, экологическую безопасность и CO2-нейтральную экономику.

Стоит пояснить, что водород, в зависимости от пути его получения, условно имеет разные «цвета».

Зелёный – полученный путём электролиза воды (разделения воды на кислород и водород) с использованием электроэнергии, выработанной из экологически чистых возобновляемых источников энергии.

Жёлтый – полученный путём электролиза воды с использованием электроэнергии, полученной на атомной электростанции.

Голубой – полученный путём паровой конверсии природного газа (метана), то есть путём разделения метана на водород и угарный газ, впоследствии преобразуемый в углекислый (CH4 + H2O = CO + 3H2).

Бирюзовый – полученный путём пиролиза метана, то есть сильного теплового воздействия без доступа воздуха, в результате которого получается ацетилен и водород (2СН4 →С2Н2 + ЗН2).

Коричневый – полученный путём газификации угля, то есть нагрева каменного или бурого угля вместе с окислителем, что ведёт к образованию водорода, большого количества CO2 и побочных выбросов. Эта технология едва ли может рассматриваться в качестве одной из перспективных для промышленного получения водорода ввиду низкой экологичности, но на её основе создаются относительно экологичные способы переработки мусора, биомассы и канализационных стоков.

Алхимия электролиза воды с использованием электроэнергии, произведённой на субсидированных в своё время ветротурбинах и фотоэлектрических преобразователях (солнечных батареях), казалось бы, обеспечивает Германию достаточным количеством экологически чистого, так называемого «зелёного» водорода, необходимого для обладания карточкой закрытого клуба энергонезависимых государств. Но с этого момента начинаются нюансы.

Во-первых, по оценкам экспертов в сфере энергетики, для осуществления полного перехода на зелёную энергетику посредством водорода в одной только Германии к 2030 г. должно быть введено в эксплуатацию не менее 30 ГВт генерирующих мощностей водородной энергетики. Фактически же утверждённый объём планируемых к запуску мощностей составляет 5 ГВт к 2030 г. и ещё 5 ГВт – к 2035-му.

Во-вторых, Германия – страна с одними из самых высоких в Европе ценами на электроэнергию, рабочую силу и услуги по техническому обслуживанию объектов энергетики. Добавим к этому практически свёрнутую программу по возведению ветропарков из-за активных протестов землевладельцев и экологов, низкое по сравнению с южными странами количество солнечных дней в году и недостаток свободных площадей для установки фотоэлектрических преобразователей. В совокупности эти факторы не позволяют выработать на территории Германии то количество зелёной энергии, которое необходимо для производства заявленного в соответствии со стратегией объёма зелёного водорода. Соответственно, водородная стратегия Германии не может обойтись без импорта зелёного водорода из стран, где по объективным причинам его генерация более выгодна экономически и позвляет работать с кратно большими объёмами, чем это возможно в Германии.

Ратующие за права человека, интересы беженцев и поддержку развивающихся стран немецкие политики экологического толка всерьёз рассматривают страны Африки как потенциального мирового поставщика зелёного водорода. Богатые солнечные ресурсы и обширные свободные площади обеспечивают теоретическое обоснование. Данная инициатива вызывает ассоциации с когда-то всерьёз планировавшимся проектом газопровода через Афганистан – из Туркменистана в Пакистан. Тогда казалось, что логистические преимущества и баснословная выгода в будущем очевидны настолько, что проектом проникнется даже «Талибан». Не проникся. Не случилось. Отчасти подобная логика напрашивается и в контексте статуса Африки как мирового водородного магната. Отстутсвие инфраструктуры и финансовых ресурсов для её возведения, гражданские войны, повстанческие движения в мангровых зарослях, пиратство и клептомания политических элит имеют все предпосылки для нивелирования даже самых очевидных преимуществ региона.

Читайте также  Большие перемены: почему биткоин начал резко расти и сможет ли стать резервной валютой

Ставка на страны Африки в вопросе производства зелёного водорода – практически гарантия нестабильности поставок, невозврата инвестиций и непредсказуемой ценовой политики.

В связи с этим даже в контексте непреодолимых политических разногласий России и Запада, а также в свете непрекращающихся эмоциональных разговоров о зависимости Европы от российских энергоресурсов нельзя не видеть серьёзного потенциала для поставок зелёного водорода в Европу из России и стран ЕАЭС. Устоявшиеся финансовые, технологические, инфраструктурные и логистические инструменты между Россией и Евросоюзом, а также обилие богатых солнцем территорий рисуют контуры взаимовыгодного партнёрства по поставкам зелёного водорода из ЕАЭС в ЕС. Развитая база газовой и химической промышленности, а также низкие производственные издержки позволяют наладить в ЕАЭС эффективное производство газообразного и сжиженного водорода, и водородных топливных элементов. Логистические возможности Нового Шёлкового пути и трубопроводная инфраструктура «Северного потока» обеспечат стабильность и бесперебойность поставок.

Учитывая возобновляемость и CO2-нейтральность атомной энергии, можно говорить и о существенном потенциале сотрудничества по поставкам так называемого «жёлтого» водорода. Уникальные компетенции «Росатома» в возведении атомной инфраструктуры и наличие атомных электростанций (АЭС) около европейских границ – ЛАЭС, Балтийская, Кольская и Смоленская АЭС – позволяют говорить о возможности быстро и взаимовыгодно закрыть потребности Европы в экологически чистом водороде. Чтобы это стало реальностью, нужна серьёзная, последовательная и масштабная работа лидеров российской атомной отрасли по обеспечению общественной приемлемости атомной энергии в Европе. Это непростая и амбициозная политическая задача, требующая ежедневного диалога политиков, экологов, гражданских обществ, учёных и прессы. Для пересмотра общественного восприятия атомной энергии в Германии необходимы и совместные усилия мировых лидеров атомной отрасли – прежде всего, России и Франции.

Несмотря на политическую напряжённость между Россией и ЕС и устоявшуюся практику использования экологической повестки в качестве очередного инструмента давления на Россию стоит отметить недавнее создание международной организации «Бриз» (BRIES), объединяющей экологов и журналистов России, Норвегии, Дании, Швеции и Финляндии. Имея целью мониторинг природы региона Баренцева моря и борьбу с загрязняющими его вредными производствами, организация станет инструментом конструктивного диалога для совместного решения экологических проблем и вопросов развития региона. Подобные инициативы позволяют обмениваться опытом, экспертными знаниями и сообща вырабатывать приемлемые и выгодные для всех участников решения, необходимые для устойчивого развития и свободные от популизма в духе Греты Тунберг. Создание целого ряда подобных организаций, экспертных площадок, журналистских и деловых сообществ критически важно и для решения вопроса общественной приемлемости атомной энергии и жёлтого водорода в Европе.

На сессии прошедшего в декабре Германо-российского сырьевого форума, традиционно проводимого Горным университетом Санкт-Петербурга, «Газпромом» и газовиками Германии, тема водородной энергетики обсуждалась через призму технологий газовой промышленности. Этому направлению в российском медиапространстве уделяется, пожалуй, большая часть внимания, когда речь идёт о германо-российском партнёрстве будущего. Голубой водород видится относительно равноценной заменой поставкам природного газа, при этом не требующим структурных изменений в российской газовой отрасли и перераспределения ролей. Здесь хочется ещё раз вернуться к описанию технологии получения этого самого голубого водорода – природный газ разделяется на водород и углекислый газ. Обсуждаемые на конференциях газовиков России и Германии поставки голубого водорода в Европу для достижения целей водородной стратегии выглядят как пример неспособности или нежелания сторон услышать друг друга.

Читайте также  Медведев: уже в феврале было понимание, что COVID — серьезная проблема

Экологическое и идеологическое обоснование европейской водородной стратегии основано именно на том, что постоянно растущая эмиссия углекислого газа нагревает Землю, меняет её экосистему и ведёт к постепенной гибели. Можно рассуждать об объективности проблематики глобального потепления, но оно уже сказалось даже на освоении Северного морского пути российскими госкомпаниями. Для транспортировки СПГ всё чаще достаточно газовозов ледового класса и всё реже необходимо ледокольное сопровождение. Эти и другие процессы обусловлены именно выбросами CO2, и энергетика будущего вне зависимости от баланса сил должна эти процессы остановить. В этом контексте ставка на производство водорода, сопряжённое с параллельной выработкой этого самого углекислого газа, от которого мировая экономика стремится уйти, – стратегически спорная позиция. Кроме того, необходимость утилизации попутного CO2 – возможно, путём сжижения и обратной закачки в недра – экономически явно не самый дешёвый путь.

Развитие децентрализованной частной инфраструктуры для малой генерации водорода также несёт в себе потенциально сильный импульс для развития экономик стран ЕАЭС и ЕС. Появление можества частных игроков позволит создать конкурентную среду в целом ряде отраслей и со временем существенно снизить стоимость конечного продукта для конечного потребителя – экологически чистого водорода для Германии и Евросоюза.

Несомненно, доверие между Россией и Западом в текущем мировом порядке близко к состоянию полного отсутствия. Знаковые в своё время политики, заставшие не менее знаковые времена Леонида Брежнева, нефтяного кризиса, создания ОПЕК, первых санкт-петербургских международных экономических форумов и прогнозов нефтяных цен на уровне 500 долларов за барель, видят сквозь сегодняшний туман определённое будущее своим опытным взглядом. Но через десять лет, как раз к моменту реализации водородной стратегии в Германии, мировое электоральное большинство составят те, кто видел этих политиков по телевизору в раннем детстве, а сегодня смотрит в будущее, пусть не без пессимизма, но существенно иначе. И, возможно, за это десятилетие с доверием между Россией и Западом всё же произойдёт алхимический процесс электролиза, подкреплённый взаимно привлекательными экономическими показателями. Может быть, тогда энергетическое партнёрство Востока и Запада примет другую, новую и устойчивую форму, отведённую ему в третьем тысячелетии.

Концепция генерации зелёного водорода и электромобильности

Добавить комментарий