Перевоспитатели

Помощь бизнесу в Европе

Перевоспитатели

Соединенные Штаты намерены полностью перестроить свою политику на постсоветском пространстве. К чему это все может привести?

Юрий Сигов, Вашингтон

Считается, что новая администрация, особенно в том, что касается отношений с ключевыми противниками Вашингтона, сформирована из рядов крайне агрессивно настроенных ненавистников что России, что Китая. Между тем, было бы наивно думать, что назначение только одного или двух в принципе рядовых чиновников (пусть даже и высокопоставленных) может как-то поменять общепринятый американскими элитами курс, с одной стороны, на ликвидацию России как государства и на максимальное сдерживание по всем позициям Китая.

Да, в перископе внешнеполитических интересов США остаются по-прежнему и Иран, и КНДР, и Куба с Венесуэлой. Но эти страны совершенно ничем Америке не угрожают, да и вряд ли смогут нечто подобное себе позволить на обозримую перспективу. А вот отношения с Москвой и Пекином, как с врагами-противниками будут для новой администрации Белого дома исключительно важными. С учетом же того, что Казахстан как раз между ними географически и расположен, то от этого противостояния он гарантировано будет нести немалые потери — в том числе и экономические.

Важно и то, что проведение подобной политики новой администрацией США имеет четко сформировавшийся консенсус внутренних элит. То есть в чем-то республиканцы и демократы могут, безусловно, переругаться, повздорить, даже угрожать друг другу протестами и митингами. Но как доходит дело до отношений с Россией и Китаем — так давно уже сформировавшееся единодушие по всем основным пунктам. И это — очень даже принципиальный момент, который надо принимать к сведению.

По России все понятно: сорвать выборы в Думу, помешать смене власти на президентском посту, и максимально ослабить Москву на постсоветском пространстве

Поскольку Казахстан входит с Россией во все ключевые постсоветские объединения (пусть во многие чисто формально, но тем не менее), от того, какой будет политика США в отношении Москвы во многом будут зависеть и американо-казахстанские отношения. Это особенно важно в преддверии парламентских выборов в России нынешней осенью и следующих президентских выборов, на которых пока неясно, будет ли баллотироваться нынешний президент РФ. Или он устроит некую комбинацию с передачей власти преемнику.

Так что же можно ожидать от «новых-старых» американо-российских отношений в самом ближайшем будущем? Что касается Госдепартамента США, то там из прошлых команд демократов собраны наиболее непримиримые специалисты по борьбе с Россией. Так, заместителем госсекретаря по полит-вопросам стала В. Нуланд, известная как основной организатор смены власти 2014 году в Киеве и как человек, который просто спит и видит, когда же в Москве произойдут точно такие же события.

Директором ЦРУ становится Билл Бернс, бывший посол США в России, а отвечать за отношения с Центральной Азией и Каспием будет Андреа Кендалл-Тейлор. Там же поблизости от выработки важнейших политических решений получат новые назначения Нэнси МакЭлдоуни, работавшая ранее в Азербайджане и Турции, и Аманда Слоут, директор Совета по национальной безопасности, отвечающая за отношения с закавказскими республиками.

Все эти люди полностью разделяют взгляды президента Дж. Байдена на то, что Россию как «существенную помеху» надо максимально сдерживать везде, где только можно. А если получится — то и подсобить ее внутреннему развалу.

Также стоит учесть тот факт, что у нового президента США есть особый интерес к тому, чтобы полностью переформатировать американскую политику и на Кавказе, и в районе Каспия. Особый интерес к этому региону у новой американской администрации связан с тем, что именно Дж. Байден до последнего поддерживал грузинские власти в 2008 году во время военного столкновения Тбилиси и Москвы. И именно новый президент США добился тогда выделения через Конгресс помощи Грузии в размере 1 млрд. долларов, против чего довольно активно выступал тогдашний хозяин Белого дома Б.Обама.

Читайте также  Дорого обошлось: Европа потеряла миллиарды из-за России

Замечу, что президенту США Д.Трампу по большому счету вообще было до фонаря, что там происходит на постсоветском пространстве. Потому как он не видел лично для себя каких-то существенных политических дивидентов, ради которых ему стоило бы ввязываться в какие-то региональные распри, или особо вызывать недовольство и противостояние со стороны и Москвы, и Пекина. У Дж. Байдена к этому региону – совершенно иной подход. И, судя по всему, те же страны Центральной Азии подобное станут ощущать уже в самом скором времени.

Отдельно администрация Дж. Байдена будет заниматься так называемыми территориальными конфликтами, оставшимися на постсоветской территории. Это касается в первую очередь Приднестровья и Донбасса. По Приднестровью вся работа по выдворению российского воинского контингента из региона будет возложена на Румынию, НАТО, а также правительства Молдовы и Украины. Америка поможет им оружием, советниками и политическим давлением на Москву. При этом в Вашингтоне уверены, что этого будет вполне достаточно для того, чтобы вывести оттуда российские войска в течение следующих двух-трех лет.

По Донбассу у Дж. Байдена есть особый интерес в возвращении территорий Донецкой и Луганской республик Украине. Как известно, во время предвыборной борьбы с Д. Трампом одним из основных элементов критики демократов со стороны республиканцев были темные делишки сына Байдена в нефтяном бизнесе на Украине. И хотя расследования пока ни к чему конкретному не привели (по крайней мере, они ничуть не помешали Дж. Байдену избраться президентом страны), именно «украинский след» в своей биографии ему очень хочется как можно быстрее прикрыть.

А военное решение проблемы Донбасса для этого — самый подходящий вариант. Не случайно, что руководство Госдепартамента США уже официально пообещало поставки боевого оружия на Украину, оказание помощи этой стране со стороны НАТО, постоянную поддержку военных кораблей США Киеву в акватории Черного моря — и полное дипломатическое содействие на всех уровнях. Разумеется, если военные действия в этом регионе вспыхнут с новой силой, то воевать американцы будут за свободу и независимость Украины исключительно руками украинских военнослужащих. Но факт остается фактом: ухудшение общей обстановки в этом регионе практически неизбежно.

Существуют некие нюансы и в позиции США по конфликту вокруг Нагорного Карабаха. Наверняка Вашингтон станет меньше поддерживать в этом противостоянии Азербайджан под влиянием очень сильного армянского лобби, базирующегося в основном в традиционно демократически-настроенном штате Калифорния. Между тем, Дж. Байдену очень не нравится присутствие там российских войск (как они называются — миротворцы или как-то иначе — не принципиально), и поэтому с американской стороны этому присутствию будут создаваться всяческие помехи.

А вот по Грузии у новой администрации Белого дома есть довольно четкая и понятная стратегия. Не секрет, что Тбилиси давно и официально просится в НАТО на любом уровне. Пусть не принимают как полноправного члена (пока), но пускай возьмут на каком-то положении «особого статуса». Пускай разместят в Грузии пару военных баз, пусть, наконец, распишут конкретный и четкий план по срокам, когда республику смогут принять в НАТО — а дальше уже следовать задуманному совместными усилиями.

«Друзья на особых условиях» — что в борьбе с Россией, что с Китаем

В этой связи у новой администрации США в отношении постсоветского пространства появляется довольно интересная формула привлечения на свою сторону «стратегических партнеров». Это — создание «особых условий» для вступления в НАТО или попадание в список «важных партнеров Соединенных Штатов в области безопасности». Под эту формулировку подходят действия правительств Украины и Молдовы, которые стремятся в НАТО и ЕС, но встречают на своем пути определенные препятствия и даже возражения со стороны отдельных стран-членов.

Читайте также  «Зеленые» технологии: вебинар для отельеров в Бухаре

Тем не менее, даже самые спорные моменты вполне поддаются решениям. Та же Грузия вроде как не может официально стать членом НАТО пока не решит свои территориальные споры с Абхазией и Южной Осетией (а решить она их может только с Россией, и только новой войной, что маловероятно). Тем не менее, Генеральный секретарь НАТО предлагает Грузии войти в альянс на неких «особых условиях». Это означает вывод территорий Абхазии и Южной Осетии из-под мифической защиты натовских войск на случай военного конфликта с кем-то Тбилиси.

Для грузинского руководства подобный вариант все равно выгоден, потому как если он все же будет осуществлен (а влияния у США на принятие Грузии — для начала ее, а затем уже Украины и Молдовы в НАТО достаточно – по все тем же «особым условиям»), то вся политическая архитектура постсоветского пространства будет полностью изменена. Тогда потеряет какой-либо смысл в существовании ОКДБ, разного рода военных соглашений между Россией и Арменией – да и многие другие постсоветские реалии станут очевидно неактуальными.

Помимо этого, очень велика вероятность того, что Россия примет в свой состав и Абхазию, и Южную Осетию, а также в случае натовских приемов Украины и Молдовы – Приднестровье и Донбасс. А это — не просто новое напряжение по периметру российских границ, но и реальные предпосылки к новому, уже глобальному вооруженному конфликту. Которого все вроде бы побаиваются, но сами к тому упорно нашу планету подталкивают.

По тем же самым расчетам «особого взаимодействия» Соединенные Штаты намерены действовать в отношении «сдерживания» Китая. Здесь военное сотрудничество и его расширение до уровня «стратегического» вполне реально при новой администрации Белого дома с Индией, Вьетнамом, Южной Кореей, Японий и Австралией. Не обязательно включать какие-то из этих государств в НАТО или давать им какие-то особые гарантии в плане обороны со стороны единого западного сообщества. Вполне достаточно гарантий со стороны США – и этого, по оценкам экспертов новой администрации Белого дома, будет вполне достаточно для недвусмысленного сигнала Пекину относительно формы и поддержания с ним отношений со стороны американского руководства.

И еще. Американцы будут особенно активно окучивать те постсоветские республики, включая Казахстан, которые входят вроде бы в постсоветские структуры, курируемые Россией, но желающие активно поддерживать и партнерские отношения с США. Соответственно, если при Д. Трампе Белому дому было все равно, что там и как в той же Центральной Азии происходит, то теперь на ее внешнюю политику в Вашингтоне будут смотреть сквозь призму тесных или не совсем отношений с Москвой. И чем многовекторнее будет политика этих республик, тем больше у них будет шансов теснее взаимодействовать с Соединенными Штатами.

Китай — соперник, с которым все-таки можно договариваться

Если Россия (наряду с Ираном и Северной Кореей) объявлены новой администрацией США врагами и угрозой безопасности страны, то Китай – это соперник, который опасен для Америки, но с которым все-таки предпочтительнее не воевать, а каким-то образом договариваться. Делать это будет сложно, но нужно — и Белый дом в принципе к такому смещению акцентов в своей политике в отношении Пекина готов.

Примечательно, что новый Госсекретарь США Э. Блинкен дал понять, что в принципе его команда не возражает против курса бывшего президента Д.Трампа на сдерживание Китая, и ведения с ним предельно жестких и активных переговоров по всему спектру двусторонних проблем. Между тем, новая администрация Дж.Байдена в этом курсе намерена действовать более дипломатично, с использованием элементов переговоров и консультаций. И минимально стремиться при любом случае демонстрировать свою силу и военное давление.

Читайте также  Вулканизация биткоина: как Исландия превратилась в рай для майнинга криптовалют

Напомню, что в предыдущей администрации Д.Трампа, при всей воинственной риторики с американской стороны, деловые отношения именно у его семьи с Китаем развивались весьма успешно. Несмотря на введение многочисленных пошлин и ограничений на торговлю с Китаем, личный бизнес, к примеру, дочери Трампа Иванки с КНР ничуть не пострадал. Напротив — он все последние четыре года только процветал.

Судя по всему, есть личные коммерческие интересы в Китае и у семейства Дж. Байдена. В то же время Китай, как уже было неоднократно заявлено самим новым президентом США, им не угрожает. Соответственно по тем темам, где имеются серьезные разногласия (к примеру, кража китайцами американских технологических секретов и вопросы кибер-безопасности) Вашингтон готов вести с Пекином жесткие переговоры. Соблюдая при этом строгий принцип защиты своих интересов там, где китайские товарищи, по оценкам американцев, будут «переходить красную черту».

Особый интерес в этом плане представляют отношения США и Китая в гуманитарной сфере и по проблемам соблюдения прав человека. Любимая тема предыдущей администрации Соединенных Штатов — положение уйгуров в Синцзяне, будет будироваться и новой командой Дж. Байдена. Это значит, что на Китай будут накладываться все новые и новые санкции. А тема притеснения уйгуров станет ключевой при выработке курса в отношении Китая не только американцами, но странами Евросоюза. Что, разумеется, будет неизбежно вызывать жесткую ответную негативную реакцию с китайской стороны.

Намерены американцы мешать Китаю по всем позициям и в осуществлении проекта «Один пояс-один путь», а также препятствовать любым попыткам Китая и России как-то взаимодействовать в энергетической сфере. В частности, США готовы вводить санкции против тех компаний, которые будут помогать КНР осуществлять инфраструктурные проекты в рамках стратегии Нового Шелкового Пути для КНР, и пытаться сорвать сооружение и запуск любых газопроводов и нефтепроводов, ведущих из России в Европу.

Кстати, при всей жесткой риторике со стороны новой американской администрации, руководство Китая выразило уже желание наладить диалог с Белым домом. И попытаться разрешить имеющиеся спорные вопросы переговорами, а не взаимным введением новых пошлин и ограничений. К тому же китайская сторона дала понять американцам, чтобы они прекратили называть коронавирус «китайским». И если есть желание, то попробовать совместными усилиями решить проблему этой всемирной заразы на уровне кооперации медиков двух стран.

Таким образом, со сменой власти в Вашингтоне участие и вовлечение американцев в события, происходящие на постсоветском пространстве и в Китае явно возрастет. Соединенные Штаты будут намного активнее и предметнее вмешиваться в дела этих стран и регионов, сделают ставку на то, чтобы подобным взаимодействием с партнерами и на постсоветском пространстве, и в Азии максимально ослабить своих врагов и конкурентов. А тем в свою очередь (Казахстан это касается особенно) придется проявлять очень неслабую изворотливость, чтобы и с Пекином-Москвой не попортить отношения, и использовать Америку с ее интересами там, где от этого можно будет получить какие-то даже самые минимальные дивиденты.

Добавить комментарий