Руслан Эдельгериев: США начнут климатическую гонку амбиций

Помощь бизнесу в Европе

Руслан Эдельгериев: США начнут климатическую гонку амбиций

США вернулись 19 февраля в Парижское соглашение по климату, а значит, между странами начнется гонка амбиций в отношении целей по снижению выбросов парниковых газов. О последствиях этой гонки, стратегии низкоуглеродного развития России, угрозе углеродного налога и зависимости страны от внешнего давления для сохранения климата рассказал корреспонденту РИА Новости Наталье Парамоновой советник президента России, специальный представитель по вопросам климата Руслан Эдельгериев.

– Как вы оцениваете возврат США в Парижское соглашение? Есть ощущение, что отрицание климатической угрозы уже не характерно для мировой политики?

– Если мы говорим именно о мировом сообществе, то в нем в целом уже не первое десятилетие существует консенсус и в отношении самих климатических изменений, и в отношении причин, вызывающих эти изменения.

Возврат США в Парижское соглашение будет означать резкую активизацию международной климатической повестки. Сегодня изменение климата затрагивает практически все сферы – от торговли и финансов до безопасности, и Вашингтон, естественно, будет вносить свои коррективы в эти сферы. Не стоит также забывать, что эта страна является одним из крупнейших эмитентов, и новая администрация решительно настроена декарбонизировать национальную экономику. На мой взгляд, это приведет к новому витку в гонке амбиций, когда страны устанавливают цели по сокращению выбросов парниковых газов и достижению углеродной нейтральности.

– Выход США из Парижского соглашения был заметным явлением в климатической политической повестке. Как дальше будет развиваться соглашение?

– Я бы также хотел напомнить, что переговорный процесс по правилам реализации Парижского соглашения не окончен: сторонам необходимо урегулировать имплементацию рыночных и нерыночных механизмов по статье 6 (сотрудничество между странами для достижения целей по снижению выбросов парниковых газов – ред.). Появление столь сильного переговорщика в лице Вашингтона, может, и ускорит работу по нахождению консенсуса, но также резко повысит ставки.

Читайте также  Вулканизация биткоина: как Исландия превратилась в рай для майнинга криптовалют

– ЕС объявил о намерении ввести углеродный налог для зарубежных партнеров, чтобы заставить их переходить на более щадящие по отношению к климату технологии. Возможно ли, что США также начнет оказывать такое давление?

– Возвращение США в Парижское соглашение означает и консолидацию усилий с ЕС на климатическом треке. Многие государства стремятся декарбонизировать свою экономику на основе имеющихся научных данных об опасностях изменения климата, а против других государств вводить ограничения. Трансграничное углеродное регулирование ЕС – это первый этап ограничений против стран с низкой амбициозностью (то есть страны взяли на себя низкие обязательства по снижению выбросов парниковых газов – ред.). Вполне возможно, что США в рамках Green Deal и другие промышленно развитые страны введут похожие механизмы, и в ближайшее время начнется масштабное переформатирование международной торговли.

– Выход США из Парижского соглашения был заметным явлением в климатической политической повестке. Как дальше будет развиваться соглашение?

– Я бы также хотел напомнить, что переговорный процесс по правилам реализации Парижского соглашения не окончен: сторонам необходимо урегулировать имплементацию рыночных и нерыночных механизмов по статье 6 (сотрудничество между странами для достижения целей по снижению выбросов парниковых газов – ред.). Появление столь сильного переговорщика в лице Вашингтона, может, и ускорит работу по нахождению консенсуса, но также резко повысит ставки.

– ЕС объявил о намерении ввести углеродный налог для зарубежных партнеров, чтобы заставить их переходить на более щадящие по отношению к климату технологии. Возможно ли, что США также начнет оказывать такое давление?

– Возвращение США в Парижское соглашение означает и консолидацию усилий с ЕС на климатическом треке. Многие государства стремятся декарбонизировать свою экономику на основе имеющихся научных данных об опасностях изменения климата, а против других государств вводить ограничения. Трансграничное углеродное регулирование ЕС – это первый этап ограничений против стран с низкой амбициозностью (то есть страны взяли на себя низкие обязательства по снижению выбросов парниковых газов – ред.). Вполне возможно, что США в рамках Green Deal и другие промышленно развитые страны введут похожие механизмы, и в ближайшее время начнется масштабное переформатирование международной торговли.

Читайте также  Первое предупреждение. Грозят ли Казахстану санкции ЕС, и чем они могут обернуться?

– При таком внешнем давлении какую позицию должна занимать Россия?

– Мы понимаем озабоченность ЕС и других стран, и у нас есть к ним определенные вопросы, однако российская позиция должна строиться на основе научных данных и последовательного выстраивания диалога. Весь мир выстраивает новую логику социально-экономического развития, и нам необходимо внести конструктивный вклад в этот процесс, а не выступать с позиций протекционизма и нигилизма в отношении изменения климата.

– Как поменялось отношение в России к климатическими проблемам, есть ли подвижки в бизнесе?

– Я бы сказал, что в последние месяцы значение и интерес к климатической повестке в России значительно выросли, в том числе со стороны правительства РФ. Проходят вполне конструктивные обсуждения с участием всех заинтересованных сторон – бизнеса, правительства, представителей некоммерческих экологических организаций. Но я вынужден признать, что драйвером этих изменений являются внешние факторы, в первую очередь трансграничное углеродное регулирование ЕС. В этом и кроется принципиальная ошибка, потому что нам все-таки надо исходить из внутренних соображений, а именно адаптации инфраструктуры к меняющимся климатическим условиям, декарбонизации экономики и создания новых экономических ниш.

– Подписание и принятие каких законодательных актов вы ждете в следующем году, которые помогут сокращению парниковых газов и адаптации?

– Ключевые вопросы, на часть из которых мы уже имеем ответы, а на часть еще не имеем, связаны с разработкой российской стратегии социально-экономического развития с низким уровнем выбросов парниковых газов на период до 2050 года. Нынешний вариант стратегии не предполагает углеродной нейтральности и, по сути, является сценарием business-as-usual. Для нейтрализации внешних и внутренних рисков нам необходимо кардинально ее переработать.

Мы рассчитываем, что этой весной закон о регулировании выбросов будет принят, а дальше у правительства будет очень много работы по формированию всей нормативно-правовой базы, необходимой для реализации федерального закона. То же можно сказать и о законе по проведению на Сахалине эксперимента по созданию полноценной системы торговли выбросами парниковых газов. Очень много работы предстоит в рамках реализации правительственного плана по адаптации к климатическим изменениям. В ближайшее время мы планируем детально обсудить эти документы на заседании межведомственной рабочей группы при администрации президента РФ.

Добавить комментарий