Вызов брошен — вывоз принят

Вызов брошен — вывоз принят

Как таможенники работают в пандемию

Текст: Лидия Захарова

В этом году завершается реформа системы таможенных органов. Уже созданы электронные таможни и 16 центров электронного декларирования. В них оформляется до 98% всех деклараций. Во многом благодаря новым технологиям удалось не допустить в этом году коллапса на границе.

В пандемию таможенники оказались буквально на передовой — именно на них пришелся первый удар коронавируса. Через пункты пропуска на границе возвращались наши сограждане со всего мира, нескончаемым потоком шли грузы, автомобили, поезда. Во время пандемии был организован «зеленый коридор» для товаров первой необходимости: продуктов питания и медицинских изделий. Их таможенники оформляли в первую очередь.

Для некоторых товаров, предназначенных для борьбы с пандемией, был введен льготный режим уплаты таможенных платежей. Участники внешнеэкономической деятельности, ввозившие такие товары в Россию, были освобождены от уплаты около 2,1 млрд руб. по НДС и более 8 млрд руб. по ввозным пошлинам. С 5 апреля по 30 сентября, когда действовал запрет на экспорт некоторых товаров, ФТС России предотвратила незаконный вывоз более 356 тонн средств индивидуальной защиты: масок, респираторов, антисептиков. Все они были переданы в медучреждения Урала и Дальнего Востока.

За 11 месяцев 2020 года оформлено около 4,5 млн деклараций. Из них зарегистрировано автоматически — без участия человека — более 3,4 млн деклараций. Для сравнения, в 2019-м было в 1,5 раза меньше -2,5 млн.

«Мы разделили таможенное оформление и фактический контроль, добились единообразия в принятии решений. Сделали решения выпускающего инспектора независимыми, — заявил в интервью НТВ глава ФТС России Владимир Булавин. — Кроме того, повысилась управляемость таможенными органами: до реформы было почти 700 мест таможенного оформления, сегодня их 16 — при том же объеме деклараций, которые мы оформляем в течение года».

За январь — ноябрь 2020 года было автоматически выпущено 978 тыс. деклараций, поданных участниками внешнеэкономической деятельности низкого уровня риска. Это в 1,7 раза выше показателя 2019 года (566 тыс.).

«Автоматически — значит, быстро, качественно, объективно. И самое главное, бизнесу не приходится вступать в какие-либо контакты с представителями таможенных органов», — подчеркнул Булавин. Это особенно важно в пандемию, когда любой нежелательный контакт может парализовать работу пункта пропуска.

По словам главы ФТС России, выстраивание бесконтактных отношений с бизнесом — стратегическая линия службы. Меньше человеческого фактора — меньше возможностей для ошибок и коррупции, тем более что нарушителей хватает. За 11 месяцев 2020 года таможенные органы возбудили более 2 тыс. уголовных дел (+4,4% к 2019-му). Большая часть из них — по фактам контрабанды сильнодействующих веществ, стратегически важных товаров и ресурсов, оружия и боеприпасов (всего 804 дела). Стоимость этих товаров составила около 8 млрд руб.

По фактам контрабанды алкогольной продукции и табачных изделий за 11 месяцев 2020 года заведено 101 уголовное дело, стоимость товаров составила 366 млн руб.

Всего таможенники изъяли около 20 млн пачек сигарет. Их пытались провозить в сосновых и дубовых пиломатериалах, металлических панелях, в рулонах из стекловолокна, деревянных полках, сообщили в службе.

В январе 2020 года был перекрыт канал поставки табачных изделий из Объединенных Арабских Эмиратов. Конфисковано около 100 тонн сигарет стоимостью более 200 млн руб.

За 11 месяцев обнаружено 12,8 млн единиц контрафактной продукции. Преимущественно это одежда и обувь (42,3%), детские игрушки и игры (21,5%). Также таможенные органы пресекают оборот контрафактных автозапчастей и автоаксессуаров (7%), бытовых приборов и инструментов (5,9%), парфюмерии и косметики (4,4%), сумок и рюкзаков (4%). Ущерб, который удалось предотвратить, составил 4,6 млрд руб. Контрафакт едет к нам из более чем двух десятков стран, но в основном из Юго-Восточной и Центральной Азии, в меньшей степени из Европы.

Читайте также  2020: конец эры двигателя внутреннего сгорания в год коронавируса?

Большой проблемой остается контрабанда леса. Чуть ли не ежедневно возбуждается уголовное дело по этому поводу (292 за 11 месяцев, более 4,7 тыс. дел об административных правонарушениях). Преступники экспортируют древесину по поддельным документам через подставные компании. Например, в 2020 году в Сибири была раскрыта преступная группа, которая по поддельным контрактам вывезла в Китай лесоматериалов на 873 млн руб., рассказали в ФТС России.

Информация о выявленных недобросовестных экспортерах отправляется в налоговую службу. В результате в 2019-2020 гг. из ЕГРЮЛ было исключено 23 компании. Сумма предотвращенных незаконных операций превысила 150 млн долл.

«В обороте леса и лесоматериалов по-прежнему существует проблема законного оформления на вывоз незаконно вырубленного леса. Ее решению мы уделяем сегодня особое внимание. Необходимо доработать информационную систему ЛесЕГАИС. Навести порядок как на делянках, так и создать систему прослеживаемости дальнейшего движения леса от делянки до границы», — уверен Владимир Булавин.

Каким будет интеллектуальный пункт пропуска на таможне

Владимир Ивин, заместитель руководителя ФТС России:

Северо-Запад России, граница с Евросоюзом, конец 2024 года. Через пункт пропуска «Брусничное» в Ленинградской области из Финляндии в Санкт-Петербург идет грузовая машина.

Очереди на пункте пропуска нет. Фуры, не задерживаясь, проходят одна за другой. Ведь информация о грузах, машинах, водителях уже предварительно поступила в системы таможни и погранслужбы от внешнеторговых компаний или их представителей.

Все операции автоматизированы: камеры на въезде в пункт пропуска фиксируют регистрационный номер автомобиля и прицепа, считывают номер контейнера, распознают QR-код на лобовом стекле автомобиля. После ответа базы данных о наличии предварительной информации на мониторе перед кабиной загорается разрешающий сигнал: машину приглашают следовать дальше.

4,6 миллиарда рублей — стоимость незаконного вывезенного леса, выявленная ФТС за 11 месяцев 2020-го

При дальнейшем следовании через портал автоматически производится радиационный контроль, взвешивание транспортного средства, определение его габаритов, а «умный» тахограф передаёт оставшуюся информацию об автомобиле и водителе в систему транспортного контроля в соответствии с требованиями Ространснадзора.

На эти операции уйдет порядка двух минут.

Для прохождения таможенного контроля машина продолжает следовать через портал, где ее и груз «просвечивают» с помощью «умного» инспекционно-досмотрового комплекса (ИДК), который не причинит вреда здоровью водителя.

В этот момент активно «включается» искусственный интеллект: нейросеть, обученная на множестве изображений однородных грузов, принимает решение — соответствует ли товар в грузовом отделении тому, что заявлен в документах. Если груз соответствует, а Система таможенных рисков не выявила рисковых событий, то производится автоматическое помещение товара под процедуру транзита. А если на груз Уполномоченным экономическим оператором была подана предварительная декларация — то может быть осуществлен и окончательный выпуск товара в соответствии с заявленной процедурой.

В случае, если в указанные потоково-портальные решения будет встроена и автоматизированная система паспортного контроля — то российские водители с биометрическими паспортами будут проходить и паспортный контроль с минимальными временными затратами: достаточно приложить паспорт к специальному считывающему и сканирующему устройству и — если все хорошо — двигаться дальше.

Водитель покидает пункт пропуска. Он провел здесь пять-семь минут, и при этом не контактировал ни с одним из сотрудников контрольных органов.

В 2020 году это звучит скорее как мечта дальнобойщиков и участников ВЭД. Но в ходе реализации Стратегии развития таможенной службы до 2030 года (Стратегии-2030) эта мечта должна стать реальностью в 2024 году на одном-двух пунктах пропуска в пилотном режиме.

Через четыре года мы увидим пункт пропуска, в котором потоком фур будет управлять искусственный интеллект

В последующие годы и остальные российские автомобильные и железнодорожные пункты пропуска постепенно будут становиться «интеллектуальными». Для воздушных и, особенно, морских пунктов пропуска метаморфоза будет несколько иной, но и им предстоит получить «интеллектуальные» функции — прежде всего в направлении перехода на полностью безбумажные логистические технологии, «интеллектуализации» грузовых операций по перевалке товара, автоматизации работы складов и т.п.

Читайте также  Дайджест событий мирового нефтегазового рынка за 18–22 января

В 2020 году это может казаться недостижимым идеалом, но на самом деле подобные технологии уже применяются, например, в Китае на границе со специальным административным районом Гонконг. Там круглосуточно функционирует «интеллектуальный» автомобильный таможенный пост «Хуанган» Шэньчжэньской таможни, который в среднем оформляет около 10 тыс. транспортных средств ежедневно. Для сравнения, примерно столько же машин оформляется в сутки на всем Юге России.

«Хуанган» — это зона таможенного контроля, на въезде и выезде из которой находится ряд полностью автоматизированных «коридоров», через которые следуют грузовые автомобили.

Транспортный поток распределяется по «коридорам» исходя из того, нужно ли дополнительно проверять груз. Решение об этом принимает автоматизированная система управления рисками (СУР).

Безрисковые поставки, по которым не требуется фактический контроль, следуют по «зеленым коридорам». «Рисковые грузы» направляются через специально выделенные «красные коридоры» на площадку для таможенного контроля с использованием ИДК или на досмотр товаров.

Каждый «коридор» оборудован шлагбаумом, весами, видеокамерой, устройством для считывания информации с идентификационных электронных карт (ETC-карта, аналог которой применяется на скоростных автотрассах для бесконтактной оплаты проезда и пропуска автомобиля через шлагбаум) и монитором. Все технические средства подключены к информационной системе таможни. Это полностью автоматизирует процесс пересечения автомобилем пункта пропуска.

В момент, когда транспортное средство приближается к пункту пропуска, проводится его взвешивание. Результаты автоматически передаются в электронную базу таможни. После этого видеокамера считывает номер автомобиля и данные с идентификационной электронной карты, которые также автоматически направляются в базу. На считывание информации уходит не более пяти секунд. Полученные сведения обработает система управления рисками и сравнит с уже имеющимися данными об автомобиле и товарах, которые таможенный орган получил от импортера или экспортера в результате предварительного декларирования.

Если риска нет, то система автоматически поднимает шлагбаум, и транспортное средство напрямую проследует через зону таможенного контроля ко второй линии «коридоров» — на выезд. К моменту прибытия автомобиля на вторую линию система электронного декларирования и СУР уже приняли решение о выпуске товаров.

При такой схеме работы выпуск безрисковых партий — т.е. фактическое время пересечения транспортным средством зоны таможенного контроля от въезда через первую линию до выезда через вторую — занимает от трех до пяти минут. При этом отсутствует прямой контакт водителя с сотрудниками таможни: весь документооборот и процедуры идентификации водителя, транспортного средства и товаров проводится автоматически в электронном виде.

Для рисковых поставок разработан отдельный порядок прохождения интеллектуального пункта пропуска. Если выявлен риск, то таможенная система автоматически направляет на выведенный монитор сообщение, предписывающее водителю проехать в один из специальных «коридоров» — для проверки автомобиля на ИДК или досмотра. Например, если фактический вес транспортного средства (включая товары) превысил декларируемый более чем на полтонны, то СУР автоматически — без обращения к человеку — отправит автомобиль на досмотр.

Досмотр проводят «живые» таможенники. В ходе досмотра груза должностные лица руководствуются предписаниями, полученными на служебный планшетный компьютер через защищенные каналы связи из Центра управления рисками (находится в Пекине).

В сообщении указана необходимая форма досмотра и подробно описывается, на что необходимо обратить внимание в ходе процедуры. Результаты в режиме реального времени передаются обратно в Центр управления рисками, а сам процесс досмотра товаров фиксируется на видеорегистратор. При этом максимальный срок таможенного досмотра не должен превышать трех часов.

На таможенный контроль в среднем отправляется 5% товаров и транспортных средств, из которых по 90% проводится физический досмотр, по 10% — контроль с использованием ИДК. Штатная численность таможенного поста при этом составляет около 85 человек. «Хуанган» это своего рода эталонный механизм, в котором отлажена как работа каждого отдельного элемента, так и их взаимосвязи между собой и центром.

Читайте также  «Срубим сук, на котором сидим»: МИД Австрии призвал к «юридически безупречным» санкциям против России

С учетом указанного опыта китайских коллег, а также современных наработок и иных зарубежных таможенных служб мы разработали собственную концепцию «интеллектуального» пункта пропуска, ставшего одним из ключевых элементов Стратегии-2030.

Основой его функционирования станет единая цифровая платформа. Она будет интегрирована как с базами данных всех контролирующих органов, так и с программным обеспечением технических средств контроля: комплексов потокового сканирования (ИДК) и весогабаритных измерений, системы радиационного контроля, распознавания номеров транспортных средств и контейнеров. Для каждого вида транспорта — автомобильного, железнодорожного, морского и воздушного — «интеллектуальный» пункт пропуска будет строиться с учетом специфики перевозок.

Почему это необходимо государству и обществу? Существующие сегодня пункты пропуска в пиковые моменты не справляются с растущим потоком транспорта, а их технические возможности заметно отстают от современных требований. В связи с этим контроль затягивается по времени, грузы простаивают в «пробке» на границе. Кроме того, физически проверить весь транспортный поток без специального оборудования не представляется возможным. Возникают риски провоза контрабанды, контрафакта, испорченных, запрещенных товаров, опасных грузов. Все это в конечном итоге ведет к финансовым потерям для бюджета, создает угрозы для безопасности внутреннего рынка и здоровья граждан страны. Заложенная в Стратегии-2030 концепция «интеллектуального» пункта пропуска позволит оптимизировать операции в них и разрубить этот гордиев узел.

В российских пунктах пропуска — в частности, автомобильных — уже наработан опыт применения различных технических средств контроля, создан необходимый технологический задел. Обмен данными между госорганами также налажен и осуществляется через систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ). Чтобы трансформировать обычный пункт пропуска в «интеллектуальный», в ближайшие годы предстоит объединить эти процессы в один сквозной бизнес-процесс и полностью их автоматизировать. Фактически, будет создано по-настоящему «одно окно».

Столь амбициозный проект потребует модернизации как цифровой, так и физической инфраструктуры пунктов пропуска. Возрастающую нагрузку на информсистемы компенсирует создание Главного центра обработки данных ФТС России. Его мощностей будет достаточно для обработки больших объемов данных, поддержки высокой скорости обработки информации и обслуживания новых цифровых решений.

Безусловно, значительная часть пунктов пропуска, функционирующих в России, сегодня нуждается в реконструкции. Очевидно, что существующая материальная база сдерживает развитие внешней торговли и может стать препятствием для реализации наших планов. Свои предложения по ремонту и переоснащению пунктов пропуска мы подготовили и направили в соответствующие госорганы.

Считаем, что при поддержке Минфина России, Минтранса России, ФСБ России, Россельхознадзора, Роспотребнадзора, Ространснадзора и коллег из иных министерств и ведомств мы можем создать в России первый работающий прототип «интеллектуального» пункта пропуска уже в 2024 году. Его появление наиболее вероятно на европейском направлении — в Северо-Западном регионе. Также рассматриваем вариант модернизации одного из пунктов пропуска с Китаем на Дальнем Востоке.

Подчеркну, что реализация этого проекта потребует существенных затрат со стороны государства, но, очевидно, дело того стоит. Так, например, средства на модернизацию инфраструктуры пунктов пропуска уже заложены в соответствующем национальном проекте «Международная кооперация и экспорт».

Первый «интеллектуальный» пункт пропуска станет наглядной демонстрацией того, как современные решения позволяют оптимизировать процессы контроля на границе, обеспечить сплошную и быструю проверку всех товарных партий, ускорить администрирование внешнеторговых операций, снизить административную нагрузку на бизнес, и просто «облегчить жизнь» водителям грузовых автомобилей, избавив их от необходимости терять часы в пробках перед пунктами пропуска.

Добавить комментарий